November 5th, 2014

Про идентичность и эмиграцию

Особенно любопытно про вынужденную эмиграцию в своей собственной стране. При всей закалённости - это трудное переживание...

Оригинал взят у alexey5351 в Про идентичность и эмиграцию
Эмиграция – это серия потерь и необходимость адаптации к новым условиям, то есть стресс для всей системы человека. Условия (родственники, работа, деньги) могут помочь существенно, но без стресса этот процесс не проходит. Одна из центральных особенностей процесса эмиграции психологически – это ее влияние на идентичность. Ответ на вопрос “Кто я?” и связанные с ним ощущения меняются. По большому счету перестраивается вся система. Большая часть вопроса “Кто я?” состоит в “что я делаю” и “с кем я живу”. Кроме того, часть идентичности групповая – "к каким социальным группам я принадлежу?"

При эмиграции часто наступает кризис идентичности, есть много тревоги (неопределенной опасности) и нестабильности. В этом поле одна из форм адаптации – надеть на себя футболку нового клуба, причем чем радикальнее взгляды клуба – тем яснее ответ на вопрос “Кто я?” - соответственно, тем меньше тревоги. В этом смысле часто люди становятся страстно религиозными или наоборот убежденными атеистами, эволюционистами или креционистами, вообще любыми истами, главное, чтобы страстно и убежденно. В нейтральной позиции много тревоги и мало ответов на насущные вопросы. В экстремальной проще.

Этот процесс – не хороший и не плохой, это одна из форм адаптации к среде и к психологическому стрессу. Он функционален. Параллельно происходит адаптация к основному депрессогену эмиграции – ощущению потери. Например, в начале процесса эмиграции человек часто идеализирует покинутую страну и девальвирует новую (S. Akhtar, 1995) – что по сути параллельно идентификации с умершим человеком как форме защиты от переживания горя (Freud, 1968). Наоборот, с течением времени в процессе адаптации люди могут поменять полярность и начать девальвировать покинутую страну, идеализируя при этом новую – ту, где они потратили много усилий на адаптацию и ассимиляцию.

Адаптация к ощущению потери связана с кризисом идентичности. Чем больше идентичности человека инвестировано в страну N, тем больше идеализации ее и девальвации остальных. Тем сильнее сопротивление к любой критике этой страны. В этом смысле описанный процесс параллелен идее из социальной психологии – люди защищают Своих и доверяют своим больше просто по факту принадлежности к той же социальной группе; и люди практически автоматом испытывают тревожную бдительность по отношению к чужим, просто по факту их не принадлежности к своей группе. В этом смысле свой вор может быть ближе чужого честного. Точнее чужих никто честными не считает, а про своего вора уже хоть что-то известно и не так тревожно - предсказуемо.

В процессе эмиграции и смены идентичности меняется ответ на вопрос – кто для меня "Свои". Меняется он и для всех остальных участников. Жители покинутой страны, которые могут испытывать зависть, склонны считать эмигрантов предателями. Жители новой склонны считать понаехавшими.

Чем устойчивее психика человека, чем идентичность более зрелая и прочная, тем меньше этих эффектов, что не исключает необходимости адаптации. Полностью никто не застрахован, вне зависимости от уровня психологического развития и уровня функционирования.

Как все это относится к людям, которые вынуждены жить в стране, где им плохо, где они на дух не переносят правительство и среду обитания, но не могут ни уехать ни поменять среду?

Collapse )
Collapse )